Школа имени А.М.Горчакова задумана, говоря словами ее авторов, как современная версия и действующий памятник Пушкинскому лицею. Но меня-то пленил не пафос авторских формулировок, а высочайшая концентрация человеческой мечты. Дыхание педагогической романтики угадывается здесь на каждом шагу.

Поздняя осень в Павловске, как и в соседнем Пушкине, - всегда волшебство, воспетое несколькими поколениями русских поэтов, на века поселившихся здесь благодаря великим своим стихам. И скромная дача Брюлловых, уютно расположившаяся неподалеку от грозной крепости Бип, построенной по приказу Павла I, ничем не похожа на традиционную школу-интернат. Облик старинной усадебки сохранился вполне и после того, как к основному дому новые хозяева аккуратно пристроили спальни для воспитанников. Дача, как говорится в буклете, расположена неподалеку от того места, где когда-то помещался приют для малообеспеченных, но подающих надежды детей. Крепость после смерти Павла I использовалась в основном для благотворительных целей. Здесь было открыто первое в России училище для глухонемых, потом - лазарет для нижних чинов Кавалерийского полка. Потом - разные учебные заведения, в том числе детский дом, школа-интернат. Поначалу и главный автор нынешней школы, финансирующий ее вместе с небольшим пока клубом попечителей, Сергей Эдидович Гутцайт думал о детском доме для одаренных сирот. В результате, однако, получилась школа-интернат для четырех десятков мальчиков из малообеспеченных семей интеллигенции, живущей в российской глубинке без надежды дать достойное образование своим детям.

Директор школы Елена Ивановна Казакова была необычным педагогом и в ранге вожатой с опытом «Орленка», и в ранге доктора педагогических наук профессора РГПУ имени А.И.Герцена. Лет пятнадцать назад она растолковывала мне идею школы-гиганта в центре мегаполиса, школы-государства, которую вдохновенно выстраивали они тогда большим творческим коллективом во главе с Майей Пильдес. Теперь это знаменитая на всю Россию гимназия №56, неоднократно побеждавшая в самых разных конкурсах и увенчанная всеми возможными званиями и наградами. А Елена Ивановна руководит школой, где не набирается сейчас и сорока учеников, уединившейся в отдаленном уголке Павловска среди исторических камней и заповедной тишины. В ответ на вопрос по этому поводу она говорит вполне серьезно: «У меня с раннего детства остался в памяти не то сон, не то эпизод из игры: я - учительница, и вокруг много маленьких мальчиков. А если серьезно - здесь можно посмотреть в глаза каждому ученику».

То ли сон, то ли любимый мир из детства, и этот дом, в котором вместе с мерцанием компьютерных экранов почти постоянно звучит загадочный, древний голос флейты. Это идут индивидуальные занятия с участниками ансамбля средневековой музыки. Есть и ансамбль музыки современной. И почти в каждой комнате у старших ребят найдется гитара. В своей вполне воздушной башенке-обсерватории сочиняет с кем-то очередной выпуск звездных вестей кандидат физико-математических наук Александр Станиславович Цветков - преподаватель астрономии и информатики здесь, а также доцент матмеха в СПбГУ, где несколько лет работал он в приемной комиссии и занимался с талантливыми юными математиками города. В той же башне несколькими этажами ниже колдует над олимпиадными заданиями уже для будущих горчаковцев заместитель директора, завуч и учитель истории Борис Владимирович Неупокоев. Он был первым среди тех, кто семь лет назад начинал вместе с Гутцайтом работу и над проектами помещений, и над критериями отбора, и над основными правилами совместного бытия. Он же стал и одним из самых страстных разработчиков программы образовательных путешествий, получив впервые в жизни счастливую возможность прикоснуться к древним историческим святыням в реальности, а не на картинках. В штурманском отсеке - очень уж похож этот уголок на кабину пилота самолета или капитанский мостик корабля - кандидат психологических наук Сергей Леонидович Братченко, известный специалист в области гуманитарной экспертизы образования, неспешно отвечает на вопросы семиклассника, начитавшегося Ницше.

Любопытно, что большой мастер методики коллективных творческих дел Елена Казакова почти не пользуется ею сейчас. Никакого лидерства, командирства, выборов, штабов. «Зачем они в такой школе?» - пожимают плечами педагоги, понимающие, о чем речь. Тут все вопросы можно решить за ужином в столовой. Кроме того, у ребят есть специальные симпозиумы для этого. А организаторские навыки прекрасно тренируются во время уборки помещений, дежурств в столовой, разных работ на территории школы. Во всяком случае концерт в Подпорожье, откуда родом десять старшеклассников, они легко организовали сами. Елена Ивановна, однако, видит определенную проблему в том, что ребята мало интересуются политикой, не горят желанием участвовать в молодежных движениях. У них на первом месте образование. А может быть, у них - как у взрослых? Один из главных законов в этой школе - занимаемся с детьми только тем, что интересно самим. Самая лучшая мотивация к учению для ребят - увлеченность своим предметом их педагога, постоянный живой пример профессионального роста и развития. Казакова очень внимательно относится к этой стороне жизни коллег. И продолжает искать человека, который бы хорошо разбирался в политике, мог вместе с ребятами обсуждать актуальные телепередачи, комментировать новости.

Вопрос второй: хорошо ли, что интернат предназначен только для мальчиков? Мы подробно обсуждаем все «за» и «против» с Сергеем Эдидовичем, который очень настаивал поначалу на полной аналогии в этом смысле с Царскосельским лицеем. Похоже, доводы психолога Сергея Леонидовича все-таки сработали, и Гутцайт уже сам предложил обсудить проблему на педсовете, коли она действительно столь существенна.

Вопрос третий: хорошо ли человеку существовать круглые сутки в оценочном режиме? В школе принята накопительная система баллов. Баллы начисляются за все: за учебные дела, уборку, поведение, дополнительные занятия, даже экскурсии и театр. Есть еще защита портфолио и публичный экзамен. Подготовка к путешествиям и отчет о них. Старшие ребята объездили почти полмира, и все это - на оценку.

- Спросите их самих, правильно ли это, - предлагает Елена Ивановна. Она спокойна за итог разговора, потому что никакой другой вопрос, пожалуй, не обсуждался у них с ребятами так часто и детально, как этот. Была пятибалльная система, как везде. Была попытка ввести безоценочную. Пришли, наконец, к накопительной в баллах и тщательно ее разработали. Как говорят опытные специалисты, сейчас воспитанники чувствуют себя такими же авторами этой системы, как и взрослые, что очень и очень важно. А что касается круглосуточности, так это тоже вопрос, постоянно обсуждаемый. При наборе в школу есть несколько самых важных критериев. Первый - чтобы человек любил и умел читать книжки. Второй - мог жить вдали от дома, от родных. Остальные - касаются здоровья, благосостояния семьи и прочего. Был случай, когда мальчик затосковал по дому так, что его забрали. Но только один. В другом случае без ребенка стала распадаться семья. Пришлось вернуться.

В школе, как уже говорилось, всего два класса: 11-й и 7-й. Оба набирались с пятого, оба - в Лодейном Поле, Подпорожье и Павловске. А отличаются друг от друга очень заметно. В этом учебном году - первый выпуск, и к осени 2006-го закончится третий набор. Эти будут наверняка совсем не похожи на два первых. Жизнь в глубинке начинает меняться, и дети тоже.

Если выпускных экзаменов еще не было и можно говорить только о высоких показателях при тестировании, то показатели медицинские уже налицо. При повышенной учебной нагрузке распорядок дня составлен так, что к концу обучения у большинства почти полностью излечен сколиоз, плоскостопие, нет ухудшения зрения и многих других бед, которые наживают себе наши дети в обычных школах.

Уезжая, хочется еще раз оглянуться на величественный силуэт крепости. Он отвлекает от суеты. И вспоминается маленький эпизод из отчета мальчика о поездке в Грецию. «...На глаза мне попалась кучка гусениц, которые перебирались через ступени. Только потом узнал, что если убить их вожака, то они будут крутиться на месте, пока не погибнут. Я бы не хотел оказаться на месте одной из этих гусениц». Хотя бы раз задумавшись об этом, невозможно, мне кажется, перебираться потом по ступеням жизни вместе с толпой, не осознавая, куда идешь и зачем.

Санкт-Петербург - Павловск