- Что вы, это уже прошлое. Теперь наш уровень гораздо выше. Храню как память - это дипломная работа троих наших выпускниц, глухих девочек. Пришли к нам из специнтерната - тихие, забитые, неуверенные в себе. Видели бы вы, какими они стали. Красавицы! Теперь работают, замуж вышли - причем за вполне здоровых парней. Таких умельцев, какими становятся наши выпускники, во всем городе не найти.

Мастера на все руки - не профессия, а скорее «побочный продукт» обучения. Художественно-промышленный колледж - первое и единственное в Омске учебное заведение, дающее среднее профессиональное художественное образование. Здесь готовят художников росписи по дереву и металлу, исполнителей художественно-оформительских работ, художников по костюму, портных и вышивальщиц, изготовителей художественных изделий из дерева и резчиков по бересте, реставраторов разных профилей, дизайнеров.

Колледжем профессионально-техническое училище № 66 стало в начале этого года. Открытое еще в 1973 году, ПТУ готовило строителей, а с 1992 года в порядке эксперимента появился целый ряд художественных направлений. Эксперимент оказался удачным. Теперь учебное заведение с успехом выполняет задачу последовательного получения высшего образования по схеме: школа - колледж - вуз. Каждый четвертый выпускник ОХПК поступает на факультет искусств Омского государственного педагогического университета, с которым колледж работает по сокращенным учебным планам.

Здесь считают, что художник должен уметь все. Педагоги говорят, что научить технике - не самое трудное, сложнее воспитать вкус. Так много безвкусицы кругом, что она воспринимается уже как норма.

Не все из тех, кто поступает в колледж, умеют держать в руках кисть. Рисование - основной экзамен, но особых изысков от абитуриентов не требуется. Достаточно школьной программы и желания трудиться над собой. Все остальное придет с опытом. И талант тоже. А поскольку в наше время «трудяги» - на вес золота, обучение в колледже бесплатное. Больше того - студенты получают стипендию, питание и общежитие.

Занятия в производственных мастерских занимают большую часть учебного времени. Женя Максимова, студентка третьего курса, рассказывает, как училась выводить художественные «прописи». За урок нужно выполнить 200 мазков - ровненьких, один к одному. Чуть длиннее или шире, и строгий преподаватель работу не примет. Теперь Жене очень нравится «катать дорожки». Говорит, что это успокаивает. На кисточку с двух сторон набирается разная краска, и раскатать ее надо так, чтобы переход одного цвета в другой был плавным. Женя предпочитает урало-сибирскую роспись, в которой как раз преобладают такие цветы - желто-розовые, красно-оранжевые. И даже бирюзово-синие, хотя это уже «местное» изобретение, нетрадиционное. Знает и все другие виды росписей - жостовскую, городецкую, палех, хохлому. Больше всего она любит «разживку» - когда основной узор уже нанесен, нужно создать элемент, который сделает его «живым»: диковинные листочки или стебли, похожие на лианы. Женя уже не пользуется карандашами, рисует сразу кистью по дереву. Правда, чтобы достичь такого умения, пришлось извести не одну клеенку и смыть огрехи не с одного стекла, на которых набивается рука. Скоро у студентов начнется фольклорная практика. Они отправятся в самые глухие деревни Омской области отыскивать мастериц, которые откроют им свои секреты.

Женя с однокашниками не только расписывают дерево и железо. Они мастерят вазы из керамики, вяжут ажурные кружева, плетут гобелены. Специальных приспособлений у них мало, и, к примеру, нитки в гобеленовых коврах они передергивают обыкновенной вилкой, которой вырвали лишние зубья. Подобных «ноу-хау» в колледже немало. Чтобы делать мозаичные панно и картины, нужна смальта - дорогой состав из стекла и кварца. Но колледж - учреждение бюджетное, а голь на выдумки хитра. Вместо смальты придумали использовать раскрашенную скорлупу яиц и кусочки пластиковых бутылок. Сложнее с материалом для резьбы. Дерево должно быть качественным, а в год его требуется не меньше шести кубометров. Ни одна стружка не пропадает зря - сгодится для аппликаций. Оказывается, даже из спилов можно делать красивые панели для декорирования помещений - ими украшен колледж.

Замечательный материал для конструирования - бумага. Володя Ким, выпускник 1999 года, без клея, почти как древние мастера без единого гвоздя, соорудил из нее чудо света - Александрийский маяк. Специалисты Омского областного музея изобразительных искусств имени Михаила Врубеля посмотрели на эту работу и попросили сделать еще. Володя закончил факультет искусств Омского государственного педуниверситета и уехал работать в Корею. Правда, традиционным занятием для мальчишек здесь считается резьба по дереву и бересте. То есть они, конечно, и крестиком вышить могут, но иголку предпочитают резцу. Мужские руки в колледже чувствуются прямо с порога, начиная от резных дверей. Для творчества нет ни будней, ни праздников. Даже в дни каникул мастерские и коридоры колледжа полны - столярят, ремонтируют, расписывают стены, кроят. Мастера отмечают, что ребятам интереснее работать над изделиями, которые приносят реальную пользу.

На нужды колледжа ребята зарабатывают сами: портные и вышивальщицы шьют и украшают одежду, резчики изготавливают часы, наличники, двери, декоративные элементы мебели, художники расписывают окна, стены, кухонную утварь. Продается все это по весьма скромным ценам, и на каждое изделие находится покупатель. Даже если оно не очень удалось, а поддержать юного мастера нужно. Приобретать изделия учеников педагоги считают своим долгом. А лучшие произведения служат всему Омску - в музеях и домах творчества студенты колледжа устраивают по 20 выставок в год. Местный театр моды регулярно занимает призовые места в областных конкурсах. Еще бы - платья украшены кружевами и вышивкой ручной работы. А какие шедевры девочки вяжут из лоскутов и обрезков! Одно из платьев, хранящихся в мастерской, сделала Аня Кортунова. За этот шедевр она получила пятый разряд, который обычно дается мастерицам, отработавшим лет по 10-15. В технологический институт девочку приняли без экзаменов.

Называется театр «Дикие штучки», и вполне отражает то «модное направление», что царит в колледже. Дело в том, что мода здесь как раз на отсутствие моды. Проще говоря, на индивидуальность. Кого на уроках только не увидишь - и «хиппи» в длинных балахонах, и «панков» с разноцветными гребнями на головах, и клепано-кожаных «рокеров». Народ здесь занятой и увлеченный, но, к сожалению, ничто современное колледжу не чуждо, в том числе и болезни времени. Психолог Татьяна Белозерова и заместитель по воспитательной работе Нона Карелина вспоминают про Машу-наркоманку из Сургута. Учиться девочке оставалось всего год, когда с ней случилась беда. Надо было отчислять за неуспеваемость, но поступили по-другому. Отправили Машу домой, к маме, переведя на дистанционное обучение, и каждый день звонили, давали указания к диплому. Маша не стала художницей, поступив в технический вуз, но по привычке теперь уже сама частенько звонит своим учителям. Ее мир действительно спасла красота. А еще терпение и терпимость педагогов.

Професор Кайртай Амиргазин говорит, что это главные качества всех 80 членов его коллектива. Кстати, умельцы по меху и коже появились и в колледже, и на факультете искусств Омского педуниверситета как раз с приездом Амиргазина, члена союза художников Казахстана. Пока не создал свою школу, был единственным специалистом по этим материалам. Именно под его руководством колледж стал расти и развиваться. Коллектив директор подбирал из опытных и молодых преподавателей, сочетая традиции и новаторство. Все педагоги имеют высшее образование, а 9 - высшую категорию, и, кроме того, являются аспирантами и соискателями ученой степени. В ОХПК работают кандидаты в члены Союза художников России, привлекаются преподаватели из вузов города и профессиональные живописцы. Творчество - процесс заразительный. Теперь даже тот из педагогов, кто считал себя «сухим технарем», взял в руки кисть, резец или иглу. Самое привычное здесь обращение друг к другу: «как художник - художнику».

Может быть, это и есть главное, чему учат в Омском художественно-промышленном колледже - делать мечту своими руками. «Слабенькая» по началу ученица Вероника Лагутина так увлеклась керамикой, что разыскала в Омске единственный частный цех, добилась, чтобы ее взяли на практику. Сейчас работает во Франции, и ее вазы пользуются успехом среди привередливых парижан.

О своей общей заветной мечте преподаватели и студенты стараются помалкивать. Мастера вообще народ неразговорчивый и суеверный. Но по секрету (как художники - художникам) доверили, что хотят возродить традиции художественного ремесленного училища имени Михаила Врубеля, существовавшего в Омске в начале 30-х годов. И надеются, что когда-нибудь ОХПК будет носить имя великого земляка. Потому что в каждом ребенке живет маленький Моцарт. Или Врубель. Нужно только его разбудить - как это делают в колледже.

Омск