Боюсь зрителей, как огня

- Марья, для вас «Магазин мечты» - это рассказ о том, «как закалялась сталь», или все же романтическая история о всесильной женской дружбе?

- Увольнения, кредиты, деловые переговоры - все то, чего, казалось бы, так много в нашем фильме, - на самом деле лишь фон. Он удачно подчеркивает, сколь многого может достичь человек, в которого верят, за которым идут, которого, в конце концов, просто любят. Да, и пусть это не покажется вам наивным, но это действительно история о самой настоящей женской дружбе. Многие считают, что это миф, но я лично в нее верю. Мои лучшие друзья - женщины, и я глубоко убеждена, что если в этой жизни и можно кому-то доверять, так только им. Мужчины тоже бывают очень даже ничего, но в Эстонии, например, они, на мой взгляд, слишком много пьют, так что полагаться на них в серьезных делах вряд ли стоит. Конечно, все от человека зависит, ради бога, не подумайте, что я брюзжу, как истовая мужененавистница.

- Но ведь и женщины тоже не все из одного теста вылеплены.

- Да, уже хотя бы потому, что кому-то посчастливилось родиться в столице, а кому-то - в провинции. Я, например, родом из небольшой деревушки под Тарту. Родители, правда, перебрались туда из города, у них прекрасное образование, так что в этом смысле я получила вполне городское воспитание. Но все же была безумно наивной и совершенно неискушенной, застенчивой до слез. Эдакой простушкой, лучше и не скажешь. Жила в абсолютно ином измерении. Ну разве вы поверите, если скажу, что в 18 лет я еще даже ни разу не целовалась с мальчиками?

- Простушка - простушкой, но застенчивость не помешала вам поступить на актерский факультет Таллинской консерватории с первой попытки.

- Удивительно, правда? Это почти сказочная история, прямо как про Золушку или Элизу Дулитл. Как и все маленькие девочки, мечтала быть актрисой или, на худой конец, балериной. Мама часто возила меня в театр, я с немым восторгом рассматривала актрис, считая их просто неземными созданиями, настоящими герцогинями. Больше всего меня восхищали их удивительные наряды, и я грезила о том, что однажды тоже буду выходить на сцену в таких же роскошных платьях. И фантазии эти с годами вовсе не думали тускнеть. Тем не менее я была особой крайне рассудительной, звезд с неба не хватала, так что после школы взяла себя в руки и поступила в Тартуский университет, чтобы стать крупным специалистом по немецкому языку и литературе. И до сих пор не понимаю, как решилась на следующее лето поехать в Таллин и подать документы в консерваторию. Из пятисот желающих на курс приняли всего девятнадцать, а до диплома нас дошло всего 16. Оказалось, что не так сложно поступить, как удержаться, не вылететь после первого курса. Учеба в театральном - это пороховая бочка, которая может взлететь на воздух в любой момент. Первый год вспоминаю с ужасом: я плохо училась, у меня были худшие оценки, шансы остаться казались просто нулевыми. Я была зажата, всего боялась, а перед выходом на сцену у меня просто начиналась истерика. Ну спрашивается, что это за актриса, которую перед каждым спектаклем надо выводить из глубокого обморока? Но, как потом выяснилось, педагоги считали все это очень забавным и решили попробовать вылепить из меня ну хоть что-нибудь. С годами пришел опыт, но, будете смеяться, несмотря на несколько лет, проведенных в Пярнуском драматическом театре, я до сих пор очень боюсь выходить на сцену. Поэтому съемки в кино для меня - идеальное занятие. Вокруг все свои - режиссер, партнеры, съемочная группа. И нет этой сумасшедшей пульсации зрительного зала, привыкнуть к которой я так, увы, и не смогла. Когда на «Киношоке» смотрела «Магазин мечты» вместе с критиками, со всей фестивальной публикой, на меня опять нахлынул этот страх. Хотя, скорее всего, просто потому, что я страшно не люблю смотреть свои фильмы. Думаю, может, вообще этого больше никогда не делать?

- Сегодня вы живете в Нью-Йорке. К его пульсации привыкли?

- Да, теперь я стопроцентная горожанка. Окончив консерваторию, на год уехала учиться в Берлин, теперь вот Америка. Если хочешь быть счастливым, сумей стать гибким, получай удовольствие от любых обстоятельств, любого места, куда забрасывает судьба. Здорово было бы прожить в Штатах хотя бы несколько лет, это блестящий опыт. Но растить там своих детей не стала бы никогда! Это все же каменные джунгли. Конечно, там есть Центральный парк, но сама-то я выросла на свежем воздухе и хочу, чтобы и у моих детей было много солнца и воды.

- Многие считают Америку землей обетованной и мечтают о том дне, когда вся планета станет одними большими Соединенными Штатами.

- Ужас, никогда! На этой планете есть одна Америка, и этого вполне достаточно. Больше нам не вынести, поверьте. Зачем все так упрощать? Ведь в сложности - своя красота. Бог не зря задумал мир именно таким, были у него на то, видимо, свои причины. При всей моей любви к этой стране, нельзя, чтобы все вокруг было американским. Нам нужны европейское кино, родная литература, а не только сплошной Голливуд. Я очень люблю роман Маркеса «Сто лет одиночества», но все же мой самый любимый писатель - наш Антон Хансен Таммсааре, «эстонский Лев Толстой». Знаете, почему? Так как он, наш народ не видел, не чувствовал, не понимал ни один другой автор. У него потрясающий сквозной и очень честный взгляд на все наши слабые и сильные стороны. Какой иностранец был бы на это способен?

- Наш серьезный разговор хочется закончить очень легкомысленно. У Алисы, вашей героини из «Магазина мечты», роскошная копна рыжих волос. Зачем вы подстриглись?

- Все недоумевают, но в апреле этого года я снималась у режиссера Петера Сильма в фильме «Хватит». Мне сделали химию и напрочь испортили волосы. Так что пришлось подстричься. Вообще я со своими рыжими волосами и веснушками много горя натерпелась. В школе меня, естественно, дразнили, и в зеркало я без слез смотреть не могла, будучи абсолютно уверенна, что второго такого Гадкого утенка еще поискать надо. И только посмотрев на себя в «Магазине мечты», поняла: а ведь я хорошенькая, если не сказать больше - просто красавица. Так что, может, я поспешила, пообещав вам, что больше никогда не буду смотреть свои фильмы?