На своих уроках граждановедения я неоднократно обращалась к событиям Смутного времени в изложении М. Острогорского. Составленный им элементарный курс для изучения русской истории школьниками младшего возраста написан в конце ХIХ века и переиздавался в дореволюционное время 30 раз. Учитывая, что по образованию автор юрист и при работе над своим трудом использовал правовые источники, я выделяла из этого курса моменты, касающиеся возникновения и изменения русской государственности. За годы перестройки в российскую школу пришло много литературы, авторы которой рассуждают о гражданском обществе и о необходимости его построения в России. При этом в качестве примера приводятся идеи и дела гражданского общества в США и параллельно подчеркивается тщетность попыток создать его в нашей стране. Привлекая внимание школьников к событиям Смуты, я стремилась познакомить их с отечественным опытом, когда народ сплотился вокруг простых, не облеченных властью людей, Минина и Пожарского, и проявил практически свою высокую гражданственность. Поэтому введенный праздник День народного единства я воспринимаю как поддержку моих усилий. И здесь, на мой взгляд, важно не столько знание исторических деталей и конкретных дат, сколько дух тех событий и мотив гражданского поведения.

Страницы Смутного времени

Острогорский отмечает, что поводом к этой смуте стало прекращение царского рода, произошедшего от Рюрика, и приостановление обычного порядка престолонаследия - в 1598 году. Умер Феодор Иоаннович. Он был бездетным, и наследовать ему должен был младший брат его Дмитрий, но его уже не было в живых. В народе ходила молва, что Дмитрий был убит и что убийц подослал Борис Годунов, надеявшийся сделаться царем после бездетного Федора. В действительности так и произошло: после смерти Федора Иоанновича в Москву собрались выборные люди из разных городов и выбрали на царство Годунова. Опыт заниматься государственными делами он приобрел в правление кроткого Федора Иоанновича. После бурных времен Грозного страна отдохнула благодаря Борису. Он построил на границах укрепления для защиты от неприятеля, заселял пустынные местности на южной окраине. Понимая пользу просвещения для России, Годунов стремился сблизить ее с образованными народами Западной Европы. Он приглашал иноземцев, дал иностранным купцам право беспошлинной торговли с Россией и выстроил в Архангельске пристань для иностранных кораблей. Со времен Иоанна Грозного к нам стали приезжать через Белое море английские и голландские купцы. Выбранный на царство, Годунов по-прежнему много старался о спокойствии и безопасности Русской земли, заботился о народе. Был умен, Россией правил очень искусно. Но правление его, как отмечает Острогорский, было несчастливым. Борис Годунов - потомок татарского вельможи - принял крещение и вступил в московскую службу.

Избранный народом, Борис осознает, сколь тяжела обязанность его наследовать могущим Иоаннам. Бояре его ненавидели за то, что он, человек иноплеменного происхождения, выскочка, успел сделаться царем, обойдя родовитых русских бояр, и правил самовластно, не советуясь с ними.

Зная, что бояре не желают ему добра, Борис сделался подозрителен. Веря доносам, он стал преследовать многих бояр знатного рода, будто бы злоумыслявших против царя. По такому ложному обвинению пострадали, между прочим, и племянники царицы Анастасии Романовны. Старшего, Феодора Никитича, насильно постригли в монахи под именем Филарета, а младшего заточили.

В то же время в России случились сильный голод и моровое поветрие, от них погибло много людей. В народе пошли волнения, стали припоминать смерть царевича Дмитрия и распускать слухи, что Дмитрий жив, а что вместо него был убит другой мальчик. И действительно, скоро появился в Польше человек, который объявил себя царевичем Дмитрием.

Лжедмитрий I. Кто был молодой человек на самом деле, говорит автор учебника, неизвестно до сих пор. Весьма вероятно, что он и сам верил в свое царское происхождение. Может быть, московские бояре из злобы к Борису внушили названному Дмитрию, что он сын Грозного и имеет право на царство. За Лжедмитрия вступились и польские паны, и даже сам польский король. Между Россией и Польшей давно уже шла вражда за пограничные области, и не раз доходило до войны. От появления соперника царю Борису должна была произойти смута в России, и поляки ухватились за этот случай, надеясь, как говорится, в мутной воде рыбу ловить. Особенно же поддержало Лжедмитрия католическое духовенство, желавшее ввести католическую веру в России. Польский король позволил Лжедмитрию набрать в Польше войско, помог ему деньгами, а за то взял с него обещание уступить Польше несколько русских областей.

В короткое время около Лжедмитрия собралось значительное войско из разного сброда, которому все равно было с кем драться и за кого, лишь бы деньги платили и можно было вволю погулять. Вот вам прообраз современной армии по контракту.

Как говорит в драме А.Пушкина «Борис Годунов» его предок, Гаврила Пушкин:

Они пришли у милости твоей

Просить меча и службы.

Промотавшиеся дворяне, неоплатные должники, разные искатели приключений - все это пошло к Лжедмитрию. Но были и другие. Читаем у Александра Сергеевича:

Самозванец:

Рад вам, дети.

Ко мне, друзья. Но кто, скажи мне, Пушкин,

Красавец сей?

Пушкин:

Князь Курбский.

Самозванец:

Имя громко!

(Курбскому)

Ты родственник казанскому герою?

Курбский:

Я сын его.

М.Острогорский в учебнике пишет, что «с Дона пришло еще несколько тысяч казаков».

В 1604 году самозванец вступил в Россию, чтобы отнять у Бориса престол. Завоевание Лжедмитрием России шло успешно. Города один за другим сдавались ему. В некоторых местах царским воеводам удавалось разбить его, но тут на беду скоропостижно скончался Борис Годунов.

В драме «Борис Годунов» к народу в такой момент обращается действующее лицо - предок поэта:

Пушкин:

Московские граждане!

Мир ведает, сколь много вы терпели

Под властию жестокого пришельца:

Опалу, казнь, бесчестие, налоги,

И труд, и глад - все испытали вы.

Димитрий же вас жаловать намерен,

Бояр, дворян, людей приказных,

ратных,

Гостей, купцов - и весь честной народ.

Вы ль станете упрямиться безумно

И милостей кичливо убегать?

Но он идет на царственный престол

Своих отцов - в сопровожденье

грозном.

Не гневайте царя и бойтесь бога.

Целуйте крест законному владыке.

Народ:

Что толковать? Боярин правду молвил.

Да здравствует Димитрий, наш отец!

Народ счел смерть Годунова божьей карой за похищение престола, и города, стоявшие до сих пор за Бориса, поспешили признать Лжедмитрия царем. Он быстро отправился к Москве и беспрепятственно вступил в столицу. Народ встретил его радостно, считая, что это истинный сын Грозного.

Из «Учебника русской истории» М.Острогорского мы узнаем, что новый царь выказал большой ум и способности к государственным делам. Он дал льготу духовенству, увеличил жалованье служилым людям, запретил потомственное холопство. Он сделал суд бесплатным, отменил пошлины за торговлю и промыслы, старался уничтожить взяточничество и злоупотребления чиновников, задумал разные перемены на Руси и особенно помышлял о распространении образования. Каждый мог без разрешения ездить в другие страны и чужие могли приезжать и селиться в московском государстве, свободно исповедуя свою веру. Народ очень полюбил нового царя. Не нравилось только то, что он жил не по старине, не как прежние цари, нарушал старинные русские обычаи и дружился с поляками-католиками. К тому поляки и русские, приехавшие вместе с царем из Польши, вели себя в Москве буйно, причиняли жителям разные насилия. Этим воспользовались многие бояре, недовольные тем, что новый царь, подобно Годунову, не давал им власти. Бояре пристали к Лжедмитрию, чтобы отделаться от Годунова. Они успели в этом, Лжедмитрий им больше не нужен был, и они решили отделаться и от него. Бояре стали распускать слухи, что на престоле сидит не настоящий православный царь, а самозванец и еретик. В Москве произошло восстание, и Лжедмитрий был убит.

Шуйский. Восстание низших сословий. После смерти Лжедмитрия бояре выбрали царем Василия Шуйского, предводителя восстания против самозванца, и взяли с него обещание, что он не будет править самовластно. Бояре добились своего, но спокойствие в стране не восстановилось. Низшие сословия восстали против нового царя и боярской знати. В разных городах восстали низшие служилые люди, местное дворянство. Поднялись и тяглые люди, ища выхода из своей горькой доли. К дворянскому ополчению присоединилось войско, образовавшееся из холопов, беглых крестьян и козаков. Неоднократно восставшие побивали царские войска и дошли до самой Москвы. Но у восставших выявились разные цели: холопы и крестьяне шли не только против московского правительства, а против помещиков и служилых людей. Они избивали помещиков, воевод и наместников, грабили и разоряли на пути своем. Дворянство отстало от них тогда и перешло на сторону Шуйского. Мятежные крестьяне и козаки убежали из-под Москвы и заперлись в Туле. Царь явился туда с большим войском, взял город и наказал предводителей мятежников.

Тушинский вор. Еще прежде чем усмирено было это восстание, явился человек, о котором шли слухи, что он царь Дмитрий, вторично спасшийся. С помощью поляков этот самозванец собрал большое войско из разных искателей приключений, холопов, козаков и нескольких польских отрядов. Двинулся на Москву. По дороге он разбил высланное против него царское войско, многие города перешли на его сторону. Он разбил лагерь в селе Тушине, от чего и получил прозвание «Тушинского вора». Тушинцы проводили время в разгуле и в буйствах, а многие из них разбрелись большими шайками по стране и разоряли города. Польские отряды стали осаждать Троицкий монастырь. 16 месяцев длилась осада. Тушинцы стали терпеть поражение за поражением от царского войска под предводительством царского племянника Скопина-Шуйского.

Свержение Шуйского. Но тут явился новый враг: польский король Сигизмунд III вторгся в Россию. Многие московские дворяне, присоединившиеся к тушинцам, отстали от самозванца. Но и Шуйского они не хотели. И вступили в переговоры с польским королем. Они соглашались взять в цари его сына Владислава, с тем чтобы он принял православие и правил в согласии с выборными людьми от русской земли. Между тем поляки разбили войско царя Василия. Москвитяне пришли в большое волнение, и Василий Шуйский был сведен с престола.

Междуцарствие. После свержения Шуйского Русь осталась совсем без царя. Неурядица настала полная. Самозванец все еще угрожал столице. Поляки осаждали Смоленск. В Москве многие бояре объявили себя за польского королевича Владислава и присягнули ему. За боярами присягнули все московские люди, предпочитая Владислава самозванцу. Польский отряд впущен был в столицу, а к Сигизмунду III, осаждавшему Смоленск, отправлены были послы, чтобы окончательно договориться относительно принятия его сына Владислава на царство. Но польский король не хотел отпускать сына, а желал сам сделаться царем в России.

Тогда в русских людях заговорило народное чувство, и они решили стать за родную страну против иноземцев. Патриарх Гермоген разрешил москвичей от присяги Владиславу и стал созывать людей всех сословий на защиту православия. Он рассылал о том грамоты по разным городам. Из разных мест двинулись русские ополчения к Москве. Во главе их стал рязанский дворянин Прокопий Ляпунов. Польский отряд, засевший в Москве, бесчинствовал там, бил безоружный народ и, наконец, сжег большую часть города. Престарелого патриарха Гермогена посадили под стражу. Русское ополчение, пошедшее на освобождение Москвы, распалось. Между тем на русскую землю пришли с целью захвата и шведы. Они взяли Новгород. А в Пскове объявился новый самозванец. По всей стране разбойничали козацкие шайки.

Минин и Пожарский. Бедствия Русской земли дошли до крайности. Россия, казалось, погибла. Но тут в разных концах страны нашлись мужественные люди, которые подняли новое ополчение для спасения родины. Во главе этих людей были патриарх Гермоген, продолжавший действовать из своего заточения, и Дионисий, архимандрит Троице-Сергиевского монастыря, с келарием Авраамием Палицыным. Они неутомимо рассылали по всем городам грамоты, в которых призывали народ к спасению веры и Отечества.

Одна из грамот попала в Нижний Новгород и была прочитана в соборе. На всенародной сходке у собора выступил выборный земский староста Кузьма Минин, мясной торговец, и сказал: «Если в самом деле хотим помочь Московскому государству, ополчимся стар и млад, найдем людей ратных, не пожалеем ничего, продадим дома свои, заложим жен и детей и выкупим Отечество». Нижегородцы послушались Минина и начали вооружаться. Каждый нес на городскую площадь все, что мог: кто платье, кто деньги, кто посуду. Сам Минин отдал все свои деньги, украшения жены и даже золотые и серебряные ризы с икон. На эти деньги и сокровища стали собирать ополчение.

Весть об этом разошлась по другим городам, и ратники толпами приходили в Нижний. Многие города присылали и денег. По совету Минина начальство над войском было дано князю Пожарскому. Когда уже пришло достаточно войска в Нижний Новгород, Пожарский с Мининым выступили весной 1612 года в поход. Дорогою к нижегородскому ополчению присоединились рати других городов, и все они двинулись к Москве. Поляки потребовали от заточенного Гермогена, чтобы он остановил ополчение. Гермоген ответил: «Да будут благословенны те, которые идут для освобождения Москвы». Вскоре после этого Гермоген умер от дурного содержания. Два месяца осаждал Москву Пожарский. На помощь полякам направлено было новое войско. Но Пожарский не допустил его до города, и после 3-дневного боя польское войско повернуло назад. А засевших в городе поляков сильный голод вынудил сдаться. Пожарский с торжеством вступил в город. Вслед за тем в Москву собрались выборные люди от всей земли Русской для избрания царя. После продолжительных совещаний собор единогласно предложил престол 16-летнему Михаилу Феодоровичу Романову, сыну Филарета (Феодора Никитича). Это случилось 21 февраля 1613 года.

Есть предание, что поляки, узнав об этом избрании, решили убить Михаила. Для этого одна польская шайка отправилась в Ипатьевский монастырь (ныне Костромская губерния), где жил Михаил со своей матерью. Дорогой поляки встретили крестьянина из села Домнина, Ивана Сусанина, и попросили его провести их к монастырю. Сусанин догадался, зачем они идут, и завел их в непроходимый лес. Поляки убили за то Сусанина, но скоро и сами погибли в лесу от голода и холода. В царствование императора Николая I Сусанину был поставлен памятник в Костроме. Не были забыты потомством и Минин с Пожарским. Лет через сто после Смутного времени император Петр Великий, будучи в Нижнем Новгороде, в соборе, спросил, где гробница Минина. Ему показали. Тогда великий император пал ниц перед останками бывшего мясного торговца, говоря: «Здесь лежит спаситель Отечества». В царство Александра I Минину и Пожарскому поставлен памятник в Москве - в 1818 году, работа скульптора Маркоса.

В заключение вернусь к сегодняшнему празднику - Дню народного единства. Какой урок мы извлечем из своего прошлого времен великой Смуты? Во многом это будет зависеть от властителей дум, имеющих доступ к средствам массовой информации. В эти дни историки выдвинулись на роли первых комментаторов. Но они тоже не были непосредственными свидетелями, и каждый из них по-своему комментирует те события. Властители дум, разделяющие либеральные ценности, в годы перестройки выступали с призывами мобилизовать жизненные силы для реализации личных планов, личного благосостояния. В условиях сегодняшнего раздора и корысти властей важно предать новому празднику смысл, который бы способствовал возрождению народного духа, могущего объединить народ на укрепление государственности и порядка. Настойчивое подчеркивание нашего отставания во всем рождает настроение беспросветности. Нам нужны положительные примеры для поднятия духа народа и процесса созидания. И один из них - из времен четырехсотлетней давности. Я поддерживаю этот почин и надеюсь, что общими усилиями мы преодолеем смуту наших дней и праздник День народного единства укоренится в общественном сознании.