Ибо выводом данного исследования стало заключение, не просто неожиданное для экспертов, но ломающее классические каноны и стереотипы современной школы. А именно: образование, построенное по принципу селекции учащихся по способностям или (и!) по социальному признаку, работает не на высокий академический результат, но прямо в ПРОТИВОПОЛОЖНОМ направлении.

ак же так? Почему? И каким образом случилось, что доселе ничто, казалось бы, не подводило к подобному диагнозу, а потому десятилетиями, а в отдельных странах веками образование уверенно маршировало в сторону разделения учащихся как по экономико-социальному признаку (школы элитарные частные и бесплатные государственные), так и по признаку их разновеликих и в разные стороны направленных способностей (школы специализированные для одаренных в той или иной области и учебные заведения общего профиля «для всех остальных»)? На эти вопросы моментального ответа сегодня ожидать нереалистично, так как армаде педагогических академиков потребуется, надо полагать, немало времени, чтобы перелопатить и переосмыслить множество канонов и принципов, на которых доселе строилась современная школа. Пока же остается лишь констатировать полученные в результате обширного международного исследования (оно проводилось в 43 странах среди учащихся 15-летнего возраста) факты как таковые и первые сделанные на их основе экспертами выводы.

Они таковы. Уровень грамотности и образовательные стандарты, как выяснилось, наиболее высоки в тех странах, где практически отсутствует или наличествует лишь в минимальной степени разделение школ по социальному признаку (для бедных - средних - богатых) и по признаку одаренности и академической успеваемости. Иначе говоря, где нет яркого контраста «простых школ», с одной стороны, и гимназий, лицеев, частных колледжей - с другой. Что же это за страны, где в образовании исповедуется социалистический принцип равенства? Это - Финляндия, Канада, Швеция и Гонконг. Со Швецией все понятно - многие ражие «капиталисты» ее давным-давно записывали в «красные коммунистические», ибо принцип социальной справедливости и доминанта государственного начала в социальной сфере начертаны на ее политическом знамени. С Гонконгом тоже более-менее ясно: здесь присутствуют, надо полагать, веяния китайской системы. В Финляндии также проводится политика на сильнейшую социальную защиту, когда под крылышком государства создаются льготные условия для материально ослабленных. Примерно те же принципы исповедует Канада.

Андреас Шлейхер, заместитель генерального директора по вопросам образования OECD, заявил, комментируя результаты исследования, что его обнаружения носят весьма принципиальный характер, в частности, принципиально важно обнаружение того обстоятельства, что уровень образовательных успехов гораздо больше зависит от деятельности самих школ, нежели от социального происхождения учащихся и от того, в какой семье они растут: «Никто из исследователей не мог ожидать, что зависимость столь сильна и очевидна». Между тем данные исследования красноречиво доказывают, что учащиеся из беднейших слоев населения имели наиболее слабые показатели грамотности именно в тех странах, где образование резко разделялось по социально-экономическому признаку. Там же, где за одну парту усаживаются и богатые и бедные, успехи последних заметно выше.

Подобные выводы, как заявили представители британского профсоюза учителей, «забивают гвоздь в крышку гроба образования, построенного на селекционном принципе». О том же, что подобный принцип в прославленном на весь мир британском образовании присутствует, спору нет: испокон веков и школы начальной ступени и высшие учебные заведения Альбиона обслуживали классовые интересы общества, пестуя элиту как селекционные сорта и предопределяя уже на уровне школьной скамьи потолок возможной карьеры в обществе. Сегодня элитарность в подборе студентов является в Британии, скорее, не до конца выкорчеванным злом и ругательством, нежели добродетелью, и Оксфорду с Кембриджем правительство Тони Блэра уже не однажды грозило пальцем, а также штрафными санкциями за поползновения отсеивать абитуриентов, закончивших государственные школы, оставляя места на студенческой скамье для выпускников элитных частных колледжей. Однако в британском образовании в последнее время наметилась иная тенденция: селекционировать по способностям, иначе говоря, отделять зерна от плевел - особо одаренных от неодаренных особо. Директора школ получили «указиловку» расформировывать учащихся по данному признаку по группам. Взят нынче курс и на расширение числа специализированных школ в государственном секторе образования, в которых, по предварительным данным, будут обучаться до десяти процентов от общего числа учащихся страны. При этом на специализированную школу британское правительство выделяет на 600 тысяч фунтов стерлингов (около одного миллиона долларов) больше, нежели на обычную общеобразовательную школу. Неудивительно поэтому, что хотя Британия по уровню грамотности своих пятнадцатилетних учащихся заняла по итогам исследования позицию выше среднего уровня (восьмое место), обогнав на очко Японию и уступив на очко Корее - по такому показателю как неравенство в образовании она удостоилась одной из ведущих позиций.

Самыми грамотными среди учащихся сорока трех стран оказались финские подростки. В высшую лигу грамотности вошли также Канада, Новая Зеландия и Австралия. Помимо оказавшего решающее воздействие на успехи образования принципа равенства (в стране Суоми вообще нет специализированных школ) успеху Финляндии, как отметили эксперты, способствовал высочайший престиж преподавательской профессии и высокая степень автономии, предоставленная тамошним учителям. «Учительство - это работа очень уважаемая и респектабельная в финском обществе, - сказал представитель Юнеско Джон Дэниел. - Преподаватели действуют как настоящие профессионалы, а не как роботы, стоящие в самом конце образовательной бюрократии».

Что еще любопытного отмечается в 389-страничном докладе по итогам проведенного исследования? Например, то, что во всем мире девочки превзошли мальчишек по мастерству чтения и письменности, иными словами: слабый пол грамотнее сильного везде и повсюду. Почему девочки читают лучше? Потому что проводят с книжкой времени больше: в то время как барышни всего мира имеют привычку просиживать над книгой ради удовольствия, читая для души практически каждый день, их сверстники, как правило, берут в руки чтиво только «по нужде» - если читать надо. Лишь 30 процентов мальчиков читают по полчаса или чуть больше в день для души, у девочек этот показатель равняется 45 процентам.

Зато в математике сильнее юные мужчины, тогда как в естественных науках оба пола примерно равны.

Лондон