После революции 1917 года эти русские солдаты оказались не нужны ни Франции, ни России.

...Закончился фильм, и на сцену стали подниматься люди. У кого-то в руках была пожелтевшая растрескавшаяся от времени фотография, у кого-то письмо, затертое до дыр...

- Мой прадед был тульским кузнецом. Известно о нем мало. Попал после Франции в Алжир, работал на виноградниках, в 1922 году чудом добрался до Владивостока и оттуда шел пешком домой через всю страну. До конца жизни пел «Марсельезу» на французском языке. Вот его фотография.

- Мой дед - тверской крестьянин, рассказывал нам, внукам, о море, штормах. Знал французский язык. Но где и как его выучил, мы долгое время не знали. Мой сын перенял любовь к Франции от прадеда, закончил французское отделение института иностранных языков. Сохранилась открытка.

- Мой отец вернулся из Франции в 27 лет седым. Родные его не узнали. Погиб отец в 41-м под Дорогобужем. Его письмо...

Люди волновались, забывали представиться, сбивались, умолкали... Но никто их не торопил. Они впервые собрались вместе в столице России - потомки русских солдат той неизвестной нам войны. (Долгое время история для нас начиналась с 1917 года.)

У французов другая память. Сохранились в семьях русских потомков богатые архивы. Уроженец провинции Шампань Юрий Вячеславович Копылов, с легким акцентом говорящий на чистом русском, на этом вечере демонстрировал фолиант внушительных размеров - книгу «Солдаты России». Наконец-то она вышла и на русском языке.

Но рассказы, впервые прозвучавшие на этом вечере, в эту книгу не вошли. А сколько бесценных реликвий было уничтожено, сожжено?! Сколько историй не услышано?!

«Если бы архивы Колчака не пролежали в забытьи до девяносто первого года, то моей жизни вообще могло не быть», - это признание у хрупкой женщины с благородным утонченным лицом вырвалось не случайно. В том белогвардейском архиве была бумага о награждении Родиона Яковлевича Малиновского, будущего маршала Советского Союза, Георгиевским крестом за отвагу и смелость, удивлявшую французов в той далекой Первой мировой войне. Наталья Родионовна зачитала со сцены письма своего отца. Оказывается, советский маршал Малиновский всю жизнь разыскивал своих собратьев по экспедиционному корпусу, вел с ними переписку. Но о том, чтобы вместе всем собраться, речи быть не могло.

Надо, чтобы наше горе не ушло вместе с нами, а остерегало других, такими словами предварил показ своего фильма талантливый молодой режиссер.

Вероятнее всего фильм Сергея Зайцева «Погибли за Францию» не выйдет на широкий экран, хотя он уже получил премию Национальной академии кинематографических искусств и наук России, главный приз Международного кинофестиваля «Золотой витязь» и еще несколько призов и дипломов на различных фестивалях. Фильм без слез смотреть невозможно. А потом уже нельзя забыть ни одного кадра. Фильм обращен к душе. А у нас ныне популярно другое кино.