Надо сказать, что возводить в абсолют ЕГЭ никто и не собирается. Так, директор Федерального центра тестирования Владимир Хлебников очень четко сказал: «Система ЕГЭ обязана развиваться и совершенствоваться, а выпускники должны иметь возможность выбора - формы, места и времени экзаменов. Только различные формы испытания приведут нас к успеху, - подчеркнул Владимир Алексеевич, - и наша задача - переводить их в единую шкалу оценивания». Самым обстоятельным и несмотря на это весьма лаконичным был доклад руководителя Рособрнадзора Виктора Болотова. Виктор Александрович, дабы не быть голословным, практически каждую свою мысль подкреплял таблицами, графиками и диаграммами. Отметив, что по результатам интерактивного опроса подавляющее количество выпускников принимает ЕГЭ как форму итоговой аттестации, Виктор Александрович заявил, что пора переходить на электронный формат ЕГЭ - тогда полностью решится проблема фальшивок, число которых в последнее время, к сожалению, выросло.

Виктор Болотов также заметил, что если не строить новые общежития и не принять закон об образовательных кредитах, то возможности ЕГЭ по повышению доступности высшего образования будут через 2-3 года полностью исчерпаны. Среди приглашенных на коллегию было подавляющее большинство ректоров российских вузов, и потому они, конечно же, ждали от Болотова конкретного ответа - будут ли иметь высшие учебные заведения право на дополнительные экзамены. Все точки над «i» расставят парламентские слушания, но уже и сейчас ясно - в вузы смогут принимать по итогам олимпиад, творческих и научных конкурсов, а возможно, решающий голос в приеме в высшие учебные заведения будут иметь собеседования.

- Вузы остерегаются того, что с введением ЕГЭ мы наступаем на их автономию, - заметил Болотов, - но это не так, у них есть право установления своей шкалы пересчета баллов ЕГЭ, как это сделали в Высшей школе экономики, кроме того, министр неоднократно говорил о необходимости введения нижнего порога баллов при поступлении в вузы.

До сих пор жаркие споры вызывают КИМы - одни с пеной у рта твердят об их фантастической сложности, другие, наоборот, о простоте и даже примитивности.

- В разработке контрольно-измерительных материалов участвовали доктора и кандидаты наук, специалисты Федерального института педагогических измерений, преподаватели вузов и заслуженные учителя средних школ, а также работники НИИ, методисты, - сообщил Болотов, - причем мы старались соблюсти при этом баланс между школьной и вузовской общественностью. Всего в 2005 году разработали 465 оригинальных вариантов КИМов по 13 общеобразовательным предметам. На вопрос ректора ГУ-ВШЭ Ярослава Кузьминова о тестах по истории и литературе, будут ли они меняться, так как существующие далеки от совершенства, Виктор Александрович заметил, что по всем абсолютно предметам созданы методические советы, а они-то и займутся жесточайшим анализом и доработкой КИМов.

Особенностью нынешней коллегии было очень широкое представительство различных регионов. Надо сказать, что после Москвы наиболее многочисленной была делегация Санкт-Петербурга. Выступавшая на коллегии председатель Комитета по образованию правительства Санкт-Петербурга Ольга Иванова сообщила, что в этом году в Северной столице ЕГЭ сдавали 44 тысячи выпускников. Ольга Владимировна отметила, что именно единый экзамен помог наладить механизм взаимодействия между высшим и общим образованием.

- Сегодня мы вышли уже на тот уровень, что ставим вопрос об участии в ЕГЭ детей с ограниченными возможностями, прежде всего слепых и слабовидящих, это может стать серьезным социальным достижением единого экзамена, - подчеркнула Ольга Иванова. Ольга Владимировна также сообщила о сокращении в Санкт-Петербурге «второй волны» на 12 процентов и высказала пожелание воссоздать работу федерального интернет-портала по ЕГЭ.

Единственным представителем школьного сообщества, выступившим на коллегии, была директор гимназии №56 Санкт-Петербурга Майя Пильдес.

- Нам прежде всего нравятся сам принцип итоговой аттестации и четкость процедуры, кроме того, у педагогов есть возможность работать с результатами ЕГЭ как с некой экспертной оценкой, - сказала Майя Борисовна.

Кстати, Майя Борисовна затронула очень больную тему «натаскивания на ЕГЭ».

- В российском человеке слишком много анархии, нам очень нужна культура работы с тестами, определенная тренировка, не имеющая ничего общего с натаскиванием. Майя Пильдес заметила также, что было бы правильно ввести в число обязательных экзаменов в форме ЕГЭ историю России, а вот литературу хорошо бы сохранить как региональный экзамен и сдавать его устно.

Самым многочисленным среди выступающих был отряд ректоров вузов, причем именно они больше всего высказывали критических замечаний и пожеланий. Так, Виктор Васильев, ректор Петрозаводского университета, волновался по поводу того, что теперь талантливые ребята из регионов, поступив в вузы Москвы и Санкт-Петербурга, просто не вернутся на родину, и тем самым «сильная Москва станет еще сильнее, а слабая периферия и без того ослабнет, лишившись интеллектуального потенциала». В связи с этим Виктор Николаевич предложил установить различные сроки вступительных экзаменов в столичные и провинциальные вузы. Правда, в ответ на эти слова Андрей Фурсенко не преминул съязвить, заметив, что крепостное право отменили еще в 1861 году, и сейчас молодые таланты можно удержать, только создав им хорошие условия на местах.

Предельно конкретным было выступление ректора ГУ-ВШЭ Ярослава Кузьминова. Во-первых, он заявил о необходимости обновления методики проведения ЕГЭ, призвав более смело экспериментировать, а во-вторых, потребовал разработать новую процедуру защиты единого госэкзамена.

- Думаю, кроме управлений образования надо привлечь к защите ЕГЭ правоохранительные органы, как это делается во многих других странах, необходимо введение уголовной ответственности за сознательный обман государства, - отметил Ярослав Иванович. Кстати, Ярослав Кузьминов сообщил, что ни один студент, поступивший по результатам ЕГЭ, не был отчислен за неуспеваемость, и в целом результаты этих ребят выше, чем их однокурсников, сдававших обычные экзамены.

Практически все выступавшие ополчились против «второй волны» ЕГЭ. А вот Юрий Похолков, ректор Томского политехнического университета, отметил, что именно «вторая волна» помогает им принимать приезжих, иностранцев из Казахстана, и что количество таких студентов у них за четыре года выросло в 2 раза. Юрий Петрович отметил также несовершенство КИМов. По его мнению, они не дают возможности проверить способность к усвоению вузовской программы, так что необходимо либо совершенствовать систему КИМов, либо проводить еще дополнительные тесты.

Министр оставил за собой право завершающего слова. Он отметил, что коллегия была очень своевременна и что все прозвучавшие здесь точки зрения должны найти отражение в проекте закона о введении ЕГЭ. Андрей Александрович еще раз назвал самые болевые моменты единого госэкзамена, требующие тщательного внимания и доработки. Среди них - вопрос информационной защиты результатов ЕГЭ и необходимость подготовки к госэкзамену.

- В этом я вижу социальную миссию школы - готовить детей к испытаниям, - подчеркнул Андрей Александрович. Он также согласился с мнением большинства выступавших на коллегии ректоров, что у вузов должно быть право на дополнительные испытания, скорее всего ими станет собеседование. Большинство вузов и ссузов добровольно перейдет на прием по свидетельствам ЕГЭ - считает Андрей Фурсенко. - Наша же задача - установить нижний порог приема, ниже которого вузы не должны брать абитуриентов, если мы хотим готовить из них высококвалифицированных специалистов.

В завершение министр не побоялся перечислить все слабые стороны единого госэкзамена - его дороговизну, недостаточную технологичность, ориентацию на среднего школьника, мешающую выделить нестандартно мыслящих людей. «Все эти проблемы надо решать, а не делать вид, что их не существует, - подвел итог Андрей Фурсенко. - Иначе мы утратим и образование, и науку, и в целом нашу страну».