Для своих учеников, в числе которых и студенты, и учителя-практики, профессор Радислав Мильруд всегда остается образцом открытости, добродушия, тонкости ума и высокого профессионализма. О своих подходах к обучению английскому языку он рассказал «Учительской газете».

Об английском для дошкольников

Если у человека есть возможность изучать иностранный язык с раннего возраста, ею нужно воспользоваться. Аналогия – занятия музыкой. Между тем ребенком, который занимался музыкой в детстве, и тем, который не занимался, обязательно обнаружится разница, если исследовать их психику. Иностранный язык, как и музыка, - это инструмент стимулирования мозга: чем больше в детстве было стимулов, тем богаче и совершеннее вырастает личность.

При этом я бы не стал рассматривать иностранный язык для дошкольников как отдельный учебный предмет. Гораздо уместнее говорить об организации развивающего курса для дошкольников с элементами английского языка. Развитие в данном контексте – это воспитание и социализация личности, готовой к общению, расширение кругозора, формирование полезных привычек и жизненных навыков. Ребенка нужно погружать в деятельность, обучать через игру. Лучше всего он запомнит те иностранные слова, которые включены в контекст его деятельности.

Об иностранном языке в работе и в жизни

Есть целый ряд профессий и стилей жизни, где иностранный язык не нужен. Но его знание делает человека более функциональным, лучше приспособленным к реальности.

Для освоения языка необходим жизненный контекст. Это может быть не только и не столько работа, а, например, отдых за границей, интерес к иностранной литературе, культуре или международной политике. Когда я сам был школьником и о выезде за границу можно было только мечтать, мне нравилось слушать ВВС (это был период хрущевской «оттепели»). До сих пор помню репортажи о последних днях жизни Черчилля, помню интервью с Агатой Кристи, о которой мало что знал раньше.

Уровень владения языком зависит от того, какую роль он играет в вашей жизни.

Если вы приезжаете за границу как турист, вам важно уметь общаться в повседневных ситуациях - произношение, знания грамматики, запас слов никого не волнует. И тогда на уроках английского вам нужно учиться именно общению.

А если вы работаете, например, редактором или корректором, то, конечно, нужно в совершенстве знать грамматику. Своих студентов в техническом университете я учу не грамматике и лексике, а использованию средств мобильного перевода и редактированию полученных текстов.

О русской речи на уроках английского

Среди преподавателей и авторов методик обучения иностранному языку немало тех, кто считает недопустимым использовать на уроках родной язык ребенка. Я не разделяю эти опасения и, напротив, считаю, что врожденную способность говорить на родном языке можно и нужно использовать на уроках иностранного языка. Если преподаватель владеет родным языком своих учеников, это замечательно, потому что в этом случае он их лучше понимает.

Конечно, в современном поликультурном мире нередко возникают ситуации, когда при изучении иностранного языка в одной группе оказываются носители разных языков, незнакомых преподавателю. Но и в этом случае студенты используют любую возможность, чтобы применить свои знания родных языков для более успешного освоения языка иностранного.

О языке Диккенса и о глобальном английском

Язык Диккенса прекрасен, и его нужно изучать, чтобы читать Диккенса. Но современный англоязычный мир, научный, культурный и деловой, живет другими идеями, другими ценностями и говорит по-другому.

Современный английский язык – это язык глобальный, трансформировавшийся под воздействием разных культур и, конечно, под влиянием Интернета. Иноязычная среда сегодня – это мир нового английского, далекого от так называемого британского стандарта.

При этом современные учебники английского по-прежнему должны основываться именно на британском стандарте. Детей нужно учить говорить на правильном английском, но понимать на слух они должны уметь самые разные акценты.

Работая над своими пособиями, я анализирую множество лингвистических сайтов, где описываются разные языковые явления, и если убеждаюсь, что та или иная языковая норма общепринята во всем мире, то считаю возможным включить ее в пособие. Ведь мы обучаем языку не только для сдачи экзаменов, но и для успеха в мире, чтобы наши дети были конкурентоспособны в международной среде.

О чудо-методиках

Меня часто спрашивают, существует ли чудо-методика, которая позволяет выучить английский легко и быстро. Отвечаю: нет. Не изобрели еще коробочку со знаниями, которую можно было бы просто вмонтировать в голову. Язык – это психолингвистический механизм, требующий «созревания», как хорошее вино или фрукт.

Поэтому мы по-прежнему обучаем языку через традиционные каналы восприятия – слух, зрение, действие, речь. «Проводимость» всех этих каналов у каждого человека разная, поэтому в обучении иностранному языку всегда будет играть огромную роль человеческая индивидуальность.

Если ученик ждет, что педагог обучит его иностранному языку, а самому ему не придется прикладывать для этого никаких усилий, это неверная установка. Результат будет только тогда, когда человек начнет заниматься языком самостоятельно.

Хотя, наверное, когда-нибудь люди научатся моделировать языковую способность в цифрах и транслировать знание языка в подсознание.

О роли учителя и о праве на ошибку

Учитель создает условия для изучения иностранного языка. В медицине есть принцип «не навреди», а учитель должен руководствоваться принципом «не мешай». Не нужно запугивать ученика, не нужно ругать его за каждую ошибку – ведь именно наша традиционная склонность к перфекционизму зачастую мешает достичь успеха.

Так сложилось, что оценка у нас зависит от количества ошибок – на столько-то баллов оценку снижают за 2-3 ошибки, на столько-то – за 5-6, а 7-8 ошибок – это уже «неуд». Но в международной практике столь жестких градаций обычно нет – например, на кембриджских экзаменах проверяющие определяют, мешают грамматические ошибки пониманию или нет. И если, например, ошибки в артиклях пониманию не мешают, то оценка не снижается.

О тайнах ремесла

Писать учебники я начал от скуки. Сначала преподавал английский в школе, потом в вузе, и с одним и тем же учебником мне было очень скучно работать. Я всегда готовил свои оригинальные материалы для занятий.

Чтобы написать качественный учебник, мне нужно много попыток. Я пишу, перечеркиваю написанное, пишу заново, учусь на собственных ошибках.

Свой первый учебник - «Экспресс-курс английского языка» - я издал в 1991 году, обобщив свой опыт работы с взрослыми. Тогда были в моде интенсивы, но мне они не нравились, потому что представляли собой заучивание диалогов с переводами. А я считал, что нужно развивать у студентов не память (это механизм ненадежный), а умение мыслить. Мой курс был ответом сторонникам интенсивов.

Мне всегда хотелось сделать так, чтобы учение было не только результативным, а чтобы учиться было интересно и приятно. Учебник должен быть удобным для учителя и полезным для ученика.

Иностранный язык, включая его трудные аспекты, можно изучать легко. Если это удается с помощью моих учебников, значит, я работаю не зря.