Агрессия, боль, доверие, любовь…

О том, как непросто может складываться судьба «трудного ребенка», рассказывает в своей книге «Ты меня полюбишь?» профессиональная приемная мама из Англии Кэти Гласс. В ходе презентации, которая состоялась на минувшей неделе в Москве в Доме журналистов, писательница поделилась с собравшимися историей судьбы своей приемной дочери Люси, которая, несмотря на юный возраст, уже столкнулась с чередой предательств и бед, утратила ощущение своей нужности кому-то, но наконец в семье Кэти обрела счастье. Это был трудный путь и для ребенка, и для приемной мамы, однако постепенно пришло доверие, а потом и любовь. Книга выпущена в России издательством ЭКСМО по инициативе Благотворительного фонда «Арифметика добра», который также осуществил ее перевод.

«В детских домах остались дети, которых не так-то просто принять и тяжело воспитывать: это подростки, дети с инвалидностью, сиблинги – братья и сестры, которых нужно устроить в одну семью. Для таких детей нужна профессиональная семья – такая, как у Кэти Гласс. Юридически эта форма устройства сирот в нашей стране уже существует – «приемная семья». Но фактически, с точки зрения ее философии и организации процессов, здесь пока слишком много трудностей и еще больше пробелов», - замечает учредитель фонда «Арифметика добра», отец 23 кровных и приемных детей Роман Авдеев в предисловии к книге.

Издание истории Люси и Кэти Гласс стало важным поводом для обсуждения проблем социального сиротства и возможностей развития в России института профессиональной приемной семьи. В дискуссии приняли участие учредитель фонда «Арифметика добра» Роман Авдеев, председатель правления фонда «Арифметика добра» Наиля Новожилова, руководитель Клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра», многодетная приемная мама Диана Машкова, президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская, исполнительный директор Благотворительного фонда содействия семейному устройству детей-сирот «Измени одну жизнь» Яна Леонова. Фрагменты из книги читали актрисы Анна Гарнова, Екатерина Дубакина и многодетная приемная мама Светлана Строганова. 

«Ты меня полюбишь?» – так звучит название книги. Такой вопрос задает внутренне каждый ребенок, приходящий в приемную семью, задаются им и приемные родители. Путь детей и взрослых друг к другу непрост: надо взрастить взаимное доверие, найти точки соприкосновения, пройти через подчас жесткие проявления адаптационного периода, через травмы и боль, прожить их… Счастливый финал такого долгого пути – утвердительный ответ на этот вопрос.

«У приемного опекуна Люси уже было два приемных ребенка – брат и сестра, которые жили в этом доме почти три года. По документам видно, что в приемной семье Люси с самого начала пришлось нелегко. Опекун отмечал, что Люси не отличается общительностью, не делает попыток подружиться с детьми, у нее низкая самооценка, она редко улыбается и смеется. В общем, «трудный ребенок» - неудивительно, если вспомнить, что пришлось пережить Люси за свою короткую жизнь. Новому ребенку трудно вписаться в сложившуюся жизнь семьи. В такой ситуации опекуну нужно запастись недюжинным терпением. Но этот опекун предпочел считать Люси унылой и замкнутой. Все ссоры между детьми приписывали ее плохому характеру и нежеланию идти на контакт. Действительно ли Люси была таким трудным ребенком или нет, но при таком отношении опекуна вся затея была обречена на провал. Бонни раз в неделю навещала Люси в приемной семье, потом стала приходить раз в месяц, а потом ее не было целых три месяца. Когда Люси провела в этой семье одиннадцать месяцев, опекун обратился в социальную службу с просьбой передать ее в другую семью, потому что ее присутствие пагубно сказывается на поведении двух других детей. Такое порой случается. Иногда перевода ребенка избежать невозможно, и этот шаг идет всем на пользу. Но порой социальная служба обеспечивает приемной семье необходимую помощь, чтобы ребенку не приходилось менять место жительства. Предлагала ли социальная служба такую помощь, мы не знаем, но Люси пришлось собираться и переезжать. Неопределенность, неуверенность, чувство собственной ненужности... Жизнь Люси сплошь состояла из расставаний...»

отрывок из книги Кэти Гласс «Ты меня полюбишь?»


Ребенок, а не объект для наблюдения

– На прошлой неделе я была в одном детском доме. Там мы встретили детей, которые за свою жизнь перемещались из учреждения в учреждение восемь или девять раз. Это был хороший детский дом, который может быть для детей поддерживающей средой. Но мы видели, что дети апатичны, у них нарушенная привязанность, – рассказывает Елена Альшанская, президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». – Так же и главная героиня книги – Люси – перемещалась из семьи в семью. Чувства ребенка при этом не учитываются. Никому не приходит в голову, что такое множественное перемещение может разрушить психику и личность ребенка. И тогда ребенок уже не верит, что он может быть кому-то нужен.

Как рассказывает Елена Альшанская, когда удается буквально выпросить возможность пообщаться с детьми в детских домах без свидетелей, то еще ни разу ни один ребенок не сказал, что ему действительно хотелось бы вот так перемещаться. 

– Они хотят стабильности, и это нормальное желание любого человека. Нужен берег, к которому ты можешь пристать, – говорит Елена.

В основу любой системы, убеждена эксперт, нужно положить главное – у ребенка должна быть стабильность. Еще одна проблема состоит в том, что не сохраняется прошлое ребенка. Он словно осенний лист – летает, гонимый ветром, и его судьба мало интересует чиновников… 

– При переходе ребенка из детдома в детдом, из семьи в детский дом и обратно ничего не сохраняется, нет истории жизни ребенка. Есть много формальных бумаг и документов, но никакой истории, почему ребенка возвращали, почему он ходил от дома к дому, от семьи к семье. Его судьба словно состоит из обрывков, - рассказывает эксперт, замечая, что такая же ситуация случилась и с Люси, и ее приемной маме пришлось собирать историю жизни дочери по крупицам.

«Я уложила ее, поцеловала на ночь и спустилась в гостиную, чтобы все записать. Закончив, я взглянула на бумаги, оставленные Стиви. Как я и ожидала, там был ордер на перемещение и документы, дающие мне официальное право опеки над Люси по поручению местных властей. Остальные документы, где, по мнению Стиви, я должна была найти все необходимое, меня разочаровали. Они пестрели пробелами. Имя и дата рождения Люси были записаны вместе с именем и датой рождения матери. Этническая принадлежность была обозначена как «белая британка». Другой информации не было. Об отце Люси вообще ничего не было известно, кроме того, что он таец. В разделе «Другие родственники» значились два дяди Люси в возрасте лет тридцати и двоюродная бабушка. Но Люси их не знала. И в документах не было ни имен, ни дат рождения, ни какой-либо контактной информации. Врачом Люси числился доктор по прежнему месту проживания. Вскоре нужно будет зарегистрировать ее по моему адресу. Я узнала, что Люси проходила медицинский осмотр девять месяцев назад. Результаты были нормальными, хотя по росту и весу она еле дотягивала до нормы. Было отмечено, что у нее плохой аппетит. Я ничего не узнала о ее рождении. В разделе «Образование» числились контакты средней школы. Там же говорилось, что Люси многое пропустила в начальной школе и на три года отстает от сверстников. Все это я уже знала. В разделе «Есть ли у ребенка поведенческие проблемы?» было написано лаконично: «Да». Приемный опекун отметил, что Люси сложно выражать свои эмоции приемлемым образом, она легко раздражается и становится агрессивной. Я не знала, кто из опекунов это заметил, но это было не важно. По собственным наблюдениям я поняла, что Люси действительно легко выходит из себя, но с первым утверждением я была совершенно не согласна. Люси только что полчаса провела со мной. Я понимала, что при должном отношении взрослых она вполне в состоянии выразить свои эмоции приемлемым образом. Среди документов был план опеки. Как я и ожидала, социальная служба подала в суд на ордер полной опеки, а затем Люси передадут на постоянное воспитание родственникам или в приемную семью. Больше всего меня поразила история участия социальной службы в жизни Люси. Впервые на нее обратили внимание, когда ей было всего полгода. Сейчас ей было одиннадцать лет. У меня не было ни одного приемного ребенка, в жизни которого социальная служба принимала бы столь активное участие – и добилась бы столь малых результатов. Я знала, что это не вина какого-то конкретного человека. Социальная служба несла общую ответственность за то, что за судьбой Люси просто наблюдали, не вмешиваясь. Я закончила изучать документы и со вздохом закрыла папку. «Бедный ребенок», - подумала я. Неудивительно, что Люси кажется, что ее никто не любит и не заботится о ней. Она действительно была никому не нужна».

- отрывок из книги Кэти Гласс «Ты меня полюбишь?»


Ресурсным семьям – особую поддержку

Фонд «Арифметика добра» за свои четыре года работы действительно стал площадкой для объединения всех, кому не безразлична судьба детей. Фонд объединил в своем клубе приемные семьи (их здесь уже более тысячи), родителей и детей, экспертов высокого уровня. Сейчас фонд ставит перед собой задачу «прокачать» ресурсные приемные семьи и помочь им стать настолько компетентными, чтобы быть готовыми на профессиональном уровне принимать тех самых «трудных детей» - и подростков в том числе. 

– Поскольку наш фонд в своей работе делает акцент на помощь подросткам-сиротам, мы понимаем, что для них нужны особые – ресурсные – семьи. Нужны мамы и папы, которые не просто хотят ребенка, но готовы вкладывать серьезные усилия в его развитие, умеют быть гибкими и твердыми одновременно, способны видеть за внешностью почти взрослого человека беззащитного малыша, которого не один раз предавали взрослые люди и который потерял доверие к миру, - отмечает Диана Машкова, руководитель Клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра». 

Профессиональный подход позволит приемной семье стать более устойчивой, надежной и успешно справиться с задачей воспитания детей-сирот старшего возраста. В пилотной группе будет обучаться 5-7 семей. 

– До начала занятий мы проведем с семьями, которые уже имеют опыт воспитания приемных детей, предварительную работу и обязательно побываем у них в гостях. И мы очень надеемся, что часть семей уже из первой пилотной группы станет надежной опорой в жизни для тех ребят, которых они примут в свои семьи, - делится своими ожиданиями Диана Машкова.

«Знаете, почему Люси так ведет себя и постоянно проверяет границы?» - спросила Джилл, когда я в очередной раз пожаловалась ей. - «Она хочет понять, действительно ли дорога мне или я отвергну ее, как и все остальные», - ответила я. - «Именно! Она хочет, чтобы вы доказали свою любовь. И для этого доводит вас до крайности». - «Я знаю, Джилл. Я столько раз говорила, что люблю ее. Не волнуйтесь, мы справимся. Мы должны». Видя мою решимость, Люси пошла дальше. Она превратилась в самого непокорного бунтаря, какого мне только доводилось видеть. Подростки часто бывают трудными, но одиннадцатилетняя Люси достигла в этом деле совершенства. Мне стало понятно, откуда замечания ее прежних опекунов. Никакого сотрудничества! Люси оспаривала все мои поступки и просьбы. Она отказывалась выполнять даже простейшие просьбы – встать с постели, умыться и почистить зубы перед сном. Когда она три вечера подряд отказалась принять душ, я запретила ей смотреть телевизор. А когда она не стала делать уроки, я лишила ее игровой приставки. Разумеется, Люси заявила, что я ее ненавижу, убежала к себе и в очередной раз разгромила комнату. Робкий, спокойный, покладистый ребенок, который когда-то переступил порог моего дома, остался в прошлом. Люси постоянно искала новые способы спровоцировать меня.

<…> К июлю, когда Люси жила с нами уже пять месяцев, я могла с твердой уверенностью сказать, что худшее ее поведение осталось в прошлом. Она иногда раздражалась и злилась, но так ведут себя все дети. Единственное, что злило ее по-настоящему, это любые разговоры о ее социальном работнике и посещения Стиви. Не то чтобы она не любила именно Стиви. Люси была настроена против всех социальных работников, потому что они не помогли ей, когда она была маленькой.
Мы вошли в ее комнату и сели рядышком на кровать. Мы часто садились так, когда нужно было поговорить. Я взяла девочку за руку и пожала ее. Люси смотрела на меня так растерянно, что я сразу вспомнила первый день, когда она только появилась в нашем доме, смущенная и страшно напуганная. «Люси, я уже давно поняла, что тебе хорошо с нами, что ты любишь нас так же, как мы тебя. Ты не раз спрашивала, можно ли тебе остаться, но мне приходилось отвечать, что Стиви ищет тебе постоянную семью – подходящую в этническом отношении». Люси нахмурилась. «Знаю, знаю, дорогая... Я думала так же, как ты. Я считала, что ты должна остаться. Ты здесь счастлива, мы стали твоей семьей. Когда мы вернулись из отпуска, я спросила у Джилл, можно ли мне подать прошение, и она одобрила. Но сказала, чтобы я ничего не говорила ни тебе, ни Адриану, ни Поле, пока она не поговорит со Стиви. Она не хотела вас расстраивать. И это было правильно, потому что Стиви упрямо искала тебе другую семью...». Люси еще больше нахмурилась. - «Но потом кое-что произошло, и социальная служба изменила решение. Твоя мама сказала в суде, что ей не нравится, что тебе приходится постоянно переезжать. Ей не нравилось, что социальная служба так долго ищет тебе семью. А потом у тебя сменился социальный работник. И Лили с радостью одобрила мою просьбу. Она все расскажет тебе, когда приедет. Ей обязательно нужно поговорить с тобой лично. Она будет спрашивать, хочешь ли ты остаться». «Конечно, хочу! – воскликнула Люси. – Господи, я остаюсь! Я обязательно встречусь с ней! Я ей все скажу! Все-все!» -  Испуганное, хмурое выражение сменилось широкой улыбкой от уха до уха. «Это правда? Я не верю! Я так рада! - Потом она снова нахмурилась: - Но они не передумают? Я не вынесу, если они передумают!» «Нет. Хотя решение должна одобрить комиссия, тебе не нужно волноваться». «Кэти! – зарыдала Люси, окончательно поняв, что остается навсегда. – Я больше не боюсь! Спасибо тебе! Я так вас всех люблю!». Люси крепко вцепилась в меня и прижалась к моей груди. Я осторожно гладила девочку по голове. «Теперь я буду нормальной, - твердила она. – Как все другие дети в школе! Я смогу приглашать друзей домой – ведь у меня теперь есть своя семья!» Порой самые простые слова открывают тебе глаза на то, чего ты раньше не сознавал. Услышав, что сказала Люси, я поняла, как сильно она мечтала о том, что большинство детей воспринимают как должное. Она мечтала иметь семью!»

- отрывок из книги Кэти Гласс «Ты меня полюбишь?»

P.S.

Профессиональное приемное родительство может развиваться и в России – это твердая установка фонда «Арифметика добра», эксперты которого систематически работают с потенциальными и уже состоявшимися приемными родителями. Сейчас фонд находится на стадии запуска отдельной программы обучения и наращивания компетенций для ресурсных приемных семей – семей, которые будут готовы принимать самых сложных детей, живущих в детских домах. Программа откроется в октябре 2018 года.

Книга Кэти Гласс «Ты меня полюбишь?» уже в магазинах! По промокоду "Арифметика добра" можно получить скидку в 20 процентов при покупке.

Фото предоставлены Благотворительным фондом «Арифметика добра»