​- Олег Русланович, что, на ваш взгляд, прежде всего нужно сделать, чтобы подготовить современного абитуриента?

- Надо подготовить другого учителя средней школы и работать в плотной связке с компаниями-лидерами – потребителями наших кадров. Иного пути мы пока не видим. Среди партнеров Университета ИТМО есть много крупных российских и международных компаний. Это позволяет нам держать руку на пульсе и понимать, какие специальности будут остро необходимы через 6-10-15 лет. Только так мы можем быть достаточно компетентными в вопросах формирования образовательных траекторий и готовить действительно востребованных специалистов.

К сожалению, когда речь идет о детях 15-16 лет – мы практически опоздали. Эти дети уже получили определенный набор знаний, которые зачастую не соответствуют нашим требованиям. Благодаря работе со школьниками и проводимым в ИТМО образовательными мероприятиям, потенциальный студент нашего университета набирает свое портфолио. А для этого у нас создан и работает отдельный механизм, вовлечены сотрудники различных структур, от лабораторий до административного аппарата. Спросите, как? Например, я беру и еду в Анапу работать с детьми – победителями региональных олимпиад по математике, физике, робототехнике, и мы две недели проводим в федеральном детском центре «Смена», там у нас 120-130 детей. По итогам процентов 20 детей получают наши сертификаты, которые дают им от 1 до 3 баллов к результатам ЕГЭ. В таком режиме я выбираю ребят, которые потенциально могут нас заинтересовать. И так со всеми коллегами, от ректора, до преподавателя кафедры. Мы в постоянном поиске своего студента.

Если смотреть в глубину, по сути, мы начинаем «мониторить» детей с 10-12 лет и даже раньше. Это сложно, но это нужно для качественной работы университета в целом. Потому что за те пять-семь лет, которые они затем находятся в школе, они обрастают определенными знаниями, умениями и навыками, нужными именно нашему университету. Чтобы задать их развитию определенный вектор, мы реализуем собственные, предназначенные для школьников программы: образовательные, тренинговые. Мы вывозим детей в лагеря (кстати, у нас в «Сириусе» есть своя смена), участвуем в качестве вуза-партнера в форматах по подготовке школьников, организуем 
сессии работы Детского технопарка Университета ИТМО и специальных программ по предпринимательству под названием Teens in Tech. Это все касается работы с талантами, а если говорить о десятилетних ребятах, то все они талантливы. Для развития природных способностей в любой сфере требуется особый подход. В Университете ИТМО есть богатый опыт и знания, как работать со школьником, и это ресурс, который мы стараемся использовать максимально.

Зачастую талантливый ребенок может и не сдать ЕГЭ, а как мы его потом найдем? Вот, соответственно, поэтому мы и делаем свои программы, которые позволяют выявить потенциальных абитуриентов, и это не какая-то новомодная политика – такую деятельность ведем давно и не только мы, не только Университет ИТМО.

А такое явление, как Олимпиада НТИ, было воспринято как глоток воздуха: наконец-то! Кстати, мы были одними из тех, кто начали работать с Еленой Владимировной Шмелевой, директором образовательного центра «Сириус», с первых шагов его создания. С тех пор наши сотрудники почти постоянно в «Сириусе».

- Сегодня система дополнительного образования приступила к выполнению социального заказа – поставить на поток воспитание инженерного мышления у детей. В связи с этим обсуждается вопрос: дети должны прийти в научно-технические кружки или кружки должны прийти к детям?

- Базовые кружки, конечно, должны создаваться в школах, которые уже безвозвратно потеряли такие уроки, как уроки труда. Тем не менее, надо начинать уже вчера, если говорить о массовом вовлечении детей. Ведь моделирование, робототехнику и другие технические увлеченности можно реализовать самыми разными способами.

А давайте вспомним первый конструктор, который собирало не одно поколение советских детей дома и в школе! Он ведь по специальному правительственному заказу разрабатывался больше 70 лет назад. Этот непритязательный набор, состоявший из алюминиевых лекал, гаек, гаечных ключей, давал полный простор для творчества и формирования инженерного мышления. Чего не было в этом конструкторе? Инструкции!

Я принципиально против формата, который в доминирующем объеме предлагается нашим детям сегодня, - «Собери модель по картинке». Это не развитие мышления!

Но тем не менее считаю огромным достижением то, что мы видим здесь сегодня: детей, одаренных техническими способностями, которые сумели их развить и проявить. В олимпиаде НТИ приняли участие 20 тысяч человек. Много это или мало? Это уже колоссально большая цифра по сравнению с первой олимпиадой, но на порядок меньше, чем должно быть, исходя из общего количества школьников в нашей стране.

- Талантливых детей у нас много, но не каждый ребенок без моральной поддержки родителей и учителей может преодолеть страх, неуверенность, инерцию. И, наконец, неизбежные финансовые затраты, связанные с поездками на олимпиады и соревнования, может позволить себе тоже далеко не каждая российская семья…

- Вы абсолютно правы. Надо проводить своего рода диверсификацию и проводить в регионах финалы олимпиад. Все это возрождающееся кружковое движение должно расходиться по всем регионам России, в каждом из них необходимо создать базовые полноценные центры, которые методологически выстроят отношения со школами подобно дереву, ветви которого дотянутся до каждой школы. Эти центры начнут работать с завучами, со школьниками, с учителями, и не только в направлении развития технического творчества, но и в гуманитарном и естественнонаучном русле. Ведь не все дети могут и хотят быть инженерами.

- Олег Русланович, разве то, о чем мы сейчас говорим и свидетелями чего являемся, не есть еще и вовсе не забытое старое? Чем не дотягивали до этого абсолюта преданные идее развития таланта в каждом ребенке дворцы пионеров и дома детского творчества? Или еще была попытка привлекать к работе с детьми практиков, владеющих каким-либо мастерством и имеющих призвание к педагогике. В приоритете были их профессиональные знания и умения, а допуск к работе с детьми давали курсы повышения квалификации…

- Да, и здесь я с вами соглашусь. Отчего-то сложилось мнение, что все, что было раньше, надо отрицать. А ведь на самом деле все, что было раньше и давало результаты, надо восстанавливать. Только, конечно, с учетом новых реалий, новых условий жизни, темпов и уровня технологического развития. В соответствии с вызовом сегодняшнего дня! Вот недавно меня пригласили в город-полумиллионник с просьбой помочь создать что-то вроде мини-«Сириуса». В городе 80 тысяч школьников. Сколько из них надо вовлечь в творчество, чтобы это отразилось на воспитании нового поколения? Полагаю, не менее 10 процентов. Тогда через 10-15 лет наступит изменение ментальности. Конечно, эту инфраструктуру обязательно надо создавать, учить детей, учителей, родителей.

- Какой вам видится роль учителя в современных, меняющихся условиях?

- Мой восьмилетний сын в поиске ответа на любой вопрос не пойдет к полке с книгами, а обратится к Google. И бороться с этим бессмысленно. Но в то же время никогда никакой гаджет не заменит учителя. Однако роль учителя и само понятие «учитель» в его исконном значении постепенно начинает уходить из нашей жизни. Учитель становится все более востребован в качестве наставника.

Исследования детских психологов подтверждают, что если учитель из просветителя и источника знаний не переходит в стадию наставника, то его авторитет у детей сохраняется лишь до 4-го класса. И тогда к 14-15 годам школьники, не наученные самостоятельно получать и систематизировать необходимые для своего будущего знания, не мотивированные к этому процессу, практически теряют интерес к учебе. Как бы мы ни упрекали их в клиповом мышлении, в отстраненности – они просто другие. Это не потерянное поколение – это поколение Google. И оно во многом на голову выше нас.


* Олимпиада Национальной технологической инициативы организована АО «РВК».
 
Справочная информация
 
АО «РВК» - государственный фонд фондов, институт развития венчурной отрасли Российской Федерации. Основные цели деятельности АО «РВК»: стимулирование создания в России собственной индустрии венчурного инвестирования и исполнение функций Проектного офиса Национальной технологической инициативы (НТИ). Уставный капитал АО «РВК» составляет более 30 млрд руб. 100% капитала РВК принадлежит Российской Федерации в лице Федерального агентства по управлению государственным имуществом Российской Федерации (Росимущество). Общее количество фондов, сформированных АО «РВК», достигло 26, их суммарный размер – 35,5 млрд руб. Доля АО «РВК» – 22,6 млрд руб. Число одобренных к инвестированию фондами РВК инновационных компаний достигло 218. Совокупный объем одобренных к инвестированию средств – 17,9 млрд руб. 

Фото из архива Олега Мальсагова