​- Наталья Викторовна, вы, наверное, единственный в России доктор педагогических наук и бизнес-тренер. Это сочетание – нонсенс в нашей стране.

- Да, наверное, я и есть олицетворение этого нонсенса. Я долго занималась тренингами по обучению персонала и руководителей сферы культуры и бизнеса с 1991 года. В 2002-2003 годах вместе с моим партнером, Марией Чуркиной создала тренинговую компанию «Большая перемена». В 2005 вместе с ней мы написали книгу «Тренинг для тренеров: секреты интенсивного обучения» - и все, что было накоплено на практике, мы подробно описали. Книга выдержала несколько переизданий, последнее – в 2016 году. Что касается моей научной карьеры, то, всегда, когда у меня возникает желание перемен, или перемены приходят в мою жизнь, я сажусь и пишу диссертацию. Так было в 1991-м, и в 2012 годах. Я подумала: столько уже всего накоплено, надо докторскую написать. А потом пришла мысль, что бизнес-обучение неплохо бы сделать легитимным. Ведь оно обычно лежит в плоскости психологии, а меня всегда интересовало, как научить. А это про педагогику и технологию обучения. И докторскую диссертацию я написала про технологию интенсивного бизнес-обучения. Потом я защитилась и подумала: хорошо бы делать программу в вузе. Обычно любое бизнес-обучение очень короткое: во-первых, заказчики не могут позволить себе на длительное время отвлекать персонал от работы, во-вторых, денег на обучение всегда мало или совсем нет. Кроме того, в бизнес-тренингах ты вложил знания, и сразу выпускаешь, не зная, как это сработает. А тут наблюдаешь людей регулярно. Более того, наши студенты пишут магистерскую диссертацию и внедряют туда свой опыт.

- Самое удивительное, что у вас магистратура бесплатна, по сути, это второе высшее образование.

- Да, и я очень благодарна руководству МГПУ за то, что они запустили у себя эту программу и нашли возможность сделать это на бюджетной основе. Магистратуру «Бизнес-педагогика» открыли в 2013 году на кафедре управления проектами и мне очень повезло с коллегами и партнерами, которые сочетают внушительный исследовательский и практический опыт управления в бизнесе. В прошлом году у нас состоялся второй выпуск. Сначала мы набирали на магистерскую программу «Бизнес-педагогика» только 5 человек, теперь по 15 человек ежегодно. В качестве вступительного экзамена абитуриенты пишут эссе по теме бизнес-тренинга. Мы намеренно отказались от формата собеседования, несмотря на то, что хотелось бы познакомиться с нашими абитуриентами лично. Причин несколько. Нам важно видеть, что человек может логически рассуждать и письменно выражать свои мысли. Нам важно получить отчуждаемый результат на входе – эссе. Это продукт, с которым к нам приходят наши магистранты, от этого всегда зависит, каким будет итоговый продукт – магистерская диссертация.

- Кто ваши студенты?

- К нам поступают взрослые, работающие люди. Основной возраст – 25-40 лет. Это люди, которые уже добились чего-то на своем рабочем месте или в своей карьере, и хотят ее изменить. Или добились чего-то и не знают, куда идти дальше. Или добились чего-то и думают, что в плоскости обучения взрослых у них есть перспектива. С одной стороны, это бизнес-тренеры. Как правило, основная проблема в этом случае – отсутствие собственного продукта, своей программы обучения. С другой стороны, к нам приходят учиться педагоги, которым хочется понять, как учить детей действительно технологично и эффективно. Учитель в основном работает по типовой модели, принципы преподавания не сильно изменились со времен советской школы.

- А как же новые технологии?

- Что бы ни говорили про новые технологии, остается вопрос: как вложить знания в голову детям и взрослым? Как на самом деле сформировать навыки и компетенции? Сегодня в сфере образования – и в педагогике, и в бизнес-обучении – есть тенденция, которую я называю увлеченностью поиском новых методов, инструментов работы. Все думают, как сделать «повеселее», «поактивнее». Но в педагогике увлеченность новыми методами обучения не самоцель. Методы всегда работают под задачи, а методика обучения бессмысленна без понимания про границы содержания. Приведу пример: однажды я делала тренинг для преподавателей ракетного училища. В последние годы подготовка абитуриентов училища резко упала, особенно в области точных наук. Это привело к массовому отсеву первокурсников после первой сессии. Преподаватель курса высшей математики обратился с вопросом – можно ли преподавать математику новыми, «волшебными» методами? Оживить любое обучение, конечно можно и нужно, но тренинг как формат без изменения правил набора, без изменения содержания курса эту задачу не решит.

Сегодня есть большая иллюзия, что обучение возможно без «летных часов». Или с ними, но, чтобы эти «летные часы» были не такими нагруженными, утомительными. И в этом плане вся педагогическая, в том числе бизнес-педагогическая мысль шла по пути – как найти более мотивирующий, более легкий, более веселый, более вовлеченный… И в итоге мы упустили из виду содержание обучения. Скажу крамольную вещь: в бизнес-педагогике, например, основная проблема как раз в содержании. Все готовы демонстрировать ассортимент методов: мы можем так, мы можем этак, мы можем под столом ползать, поединки устраивать… А учить чему конкретно будете? Пустота. Потому что есть иллюзия, что игра все собой заполняет. В итоге вроде бы весело, отзывы хорошие, а что внутри, что теперь умеют делать участники? И поэтому, мне кажется, бизнес-обучение дошло до такого, достаточно критического состояния, при котором имитировать деятельность научились, но игра не приблизила ни к содержанию обучения, ни к результатам обучения. И школа в этом плане идет через такт, с опозданием.

В бизнесе накопилось колоссальное разочарование игровыми формами обучения, потому что результатов они не приносят. Любой владелец сети парикмахерских или салонов сотовой связи сразу видит, научился чему-то сотрудник или нет. Да и в школе, мне кажется, эксперименты с активными методами обучения оправданы в том случае, если это позволяет глубже, точнее, проще и быстрее освоить содержание обучения. Потому что до тех пор, пока не решен вопрос, что мы сами хотим, чтобы ребенок знал и умел, будут бесконечные имитации деятельности. А дети наши сегодня не говорят и не пишут грамотно – это хорошо видно на вступительных испытаниях в вузе.

- Наталья Викторовна, в чем суть вашей программы?

- Программа «Бизнес-педагогика» дает четкое понимание, что есть содержание, есть методика обучения, есть технология обучения. И как они связаны с практической деятельностью людей в бизнесе, в бюджетной сфере. Для меня фактически эта программа – это такой затяжной тренинг для тренеров. Это возможность научить учить вне зависимости от того, человек ли это с опытом в педагогике, или человек, который был менеджером, руководителем или пенсионером. Наша педагогическая технология заключается в том, чтобы каждый наш выпускник научился создавать педагогический продукт (концепцию и программу тренинга) и ушел от нас со своим продуктом. Это очень сильная позиция на рынке труда. Основная наша задача – научить определять содержание и адекватную методику обучения. Мы учим в формате аналитических тренинг-сессий. Даем реальные задачи, потом происходит реальное обсуждение. Ведь навык формируется в деятельности. А деятельность – это всегда активность на занятиях – индивидуальная групповая, мини-групповая работа. Поэтому мы учим, в том числе, разрабатывать такие задания, которые позволяли бы учить взрослых людей.

- А почему так важна именно технология обучения?

- Если говорить честно, то всегда там, где нет технологического подхода обучения, у учителя предсказуемо происходит выгорание. И не имеет значения, любил ли он или она детей, или был к ним равнодушным. Если технологии работы и понимания этой технологии нет, все в работе становится неожиданным, включаются только эмоциональные механизмы, у которых очень ограниченный ресурс, это подтверждают современные когнитивные исследования. В результате тренер или учитель не может больше видеть этих людей, детей. Это самое страшное, мне кажется. Это говорит о том, что это происходит длительно, и у человека нет возможности остановиться, отдохнуть, и о том, что он работает не по технологии, хаотично. Ведь что такое технология? Это последовательность определенных действий. И компоненты, которые идут в определенной последовательности. Компонент выкинул – будет ошибка. Последовательность поменял – будет ошибка. Наши магистранты ежедневно убеждаются в этом на практике.

- Судя по вашим студентам, правда ли, что сейчас есть тенденция – люди из бизнеса хотят прийти в школу?

- Не обязательно человек придет непосредственно в школу, но, например, он может делать вместе со школой партнерский проект. У нас есть такие примеры. Некоторые администраторы идут к нам, чтобы понять педагогов изнутри, быть на подхвате.

- А какие задачи ставят перед собой ваши студенты-педагоги?

- Разные, но всегда насущные – они затем и идут к нам, чтобы их решить. К примеру, завуч одной из московских школ пишет диссертацию по организации внеурочной деятельности. Ведь основная проблема с внеурочной деятельностью в том, что она должна отличаться от урочной, а учителя этой разницы не видят, и получается, что у 11-13-летнего ребенка вместо 6-часового рабочего дня – 10-часовой «рабочий» день. Она работает над тем, как научить педагогов проектировать содержание урока во внеурочное время, чтобы это был, с одной стороны, не уход и присмотр, а образовательная активность, и в то же время, чтобы эта активность не носила утомительного характера.

- Наталья Викторовна, в чем особенности профессии педагога с точки зрения бизнеса? Есть ли у нее какие-то преимущества?

- Конечно, есть. Все хотят молодые свежие силы и таланты. Но население планеты стремительно становится старше, а значит, учителя и ученики тоже будут старше. Кроме того, молодые свежие таланты неопытны, и, к сожалению, плохо учат, как показывает практика. Профессия учителя, во всех смыслах хороша тем, что чем старше в ней человек, тем больше он умеет и знает. Причем, к нему больше доверия, чем к молодому. А доверие вообще – главный ресурс.

Это прекрасная работа, в которой мы морально «присваиваем» себе результаты своих учеников. И именно с этой мотивацией педагог идет в аудиторию – радоваться и гордиться чужим успехам как результатам своего труда. Поэтому, если он пришел любить детей, а в ответ тишина – он быстро расстраивается и карьера быстро заканчивается. Мне кажется, наша программа «Бизнес-педагогика» очень приближена к реальности – для того, чтобы человек мог учить и не разочаровывался в профессии. Потому что и бизнес-обучение – это тоже не про то, как считать деньги. А про то, как учить быстро, предсказуемо и радоваться чужим результатам. Мне кажется, что педагогические задачи, как вообще задачи жизни, состоят в том, чтобы радоваться результатам своего труда.

Фото из архива МГПУ